Лекарства: откуда эти цены?

Бабуля в аптеке отошла от окошка продавца и, укладывая в сумку коробочки с таблетками, громко сообщила, что «набрала на целых 200 рублей». Непонятно, чего больше было в ее голосе: то ли возмущения аптечными ценами, то ли гордости: как будто унесла сумку деликатесов. Знакомый купил ребенку упаковку с лекарством за 250 рублей, которой хватило на четыре дня. Ему показалось дешево. А как на самом деле? Предлагаем заглянуть за занавес ценообразования и разобраться, лекарства у нас дорогие или зарплаты низкие.

При всем богатстве выбора…

НАЧНЕМ с аптеки. Впрочем, тем, кто, как я, заходит туда раз в полгода или год, да и то, чтобы купить витамины или средство от простуды, аптечные цены вряд ли что-то скажут. Единственное, что сразу бросается в глаза, — обилие ярких импортных упаковок. На видном месте популярные жаропонижающие — «Калпол», «Эффералган УПСА», «Панадол». Это все парацетамол, тот же, что и наш, обычный. Активное вещество во всех одно. Но у импортных — привлекательная упаковка, фруктовые и витаминные добавки, быстрорастворимость. Кто не стеснен в финансах, наверняка предпочтет что-то из заграничного. Правда, обнаружить «обычный» на витрине мне так и не удалось. Парацетамол — простой пример. Не многие знают, что знаменитый «Имодиум» по составу и терапевтическому действию ничем не отличается от отечественного средства против диареи, правда, с менее благозвучным названием — лоперамида гидрохлорид. Он дешевле, но мало известен и теряется среди крикливых этикеток и навязчивой рекламы импортных средств. Хотя, если хотите сэкономить, лучше все-таки консультироваться со специалистом. Иногда при одинаковом составе одни и те же препараты могут действовать по-разному.

К сожалению, заменить импорт недорогим российским аналогом можно не всегда. Например, дешевый клофелин, применяемый при гипертонии (обычно в тяжелых стадиях), давно устарел. Зарубежные препараты гораздо эффективнее. Но и цена на них доходит до нескольких сотен рублей. Пользуясь умелым маркетингом и слабостью родной фарминдустрии, импортные препараты все больше теснят дешевые отечественные. И в принципе это объективные причины роста цен на лекарства. По словам руководителя столичного здравоохранения А. П. Сельцовского, по целому ряду наименований наша фармпромышленность не производит качественных препаратов. А те, что есть, фактически догнали импорт по ценам. Производители ссылаются на стандарты качества и технологии, говоря, что сегодня хорошие лекарства не могут быть дешевыми. Вам кажется, что затраты на качество, красивую упаковку, издержки на доставку и прочие объективные факторы не имеют ничего общего с реальной конечной ценой на лекарства? Так оно и есть.

Как заработать на таблетке

СОБСТВЕННО, истинную отпускную цену производителя лекарств знает только первый оптовый покупатель. А посетители аптек видят на ценниках суммы, как минимум, вполовину больше. Потому что к цене производителя прибавляются еще две — оптовых и розничных предприятий, которые только хранят и реализуют продукцию. Чтобы те не вздували цены до бесконечности и не поддавались искушению нажиться на больном человеке, государство решило ограничить торговую наценку на лекарства. По нашему законодательству ее предельные размеры устанавливают администрации в регионах. Те чужой опыт не изучают, на цены соседей не смотрят, поэтому изобретают каждый свои. В результате наценки «гуляют» от 15 до 25% для опта и от 25 до 35% для розницы. Казалось бы, благое намерение власти должно было сделать цены в аптеках доступными. Но поскольку механизм как следует не продумали, получилось наоборот. Из аптек стали исчезать дешевые лекарства. Арифметика проста.

— Если лекарство стоит 5 рублей и вы сделали 30% наценку, т. е. продаете уже по 6,50, то зарабатываете с каждой упаковки 1,5 рубля. Продав препарат за 70 рублей с той же наценкой, получаете 21 рубль. Чтобы иметь такую же прибыль от пятирублевого лекарства, нужно продать 14 упаковок. А человек все равно не съест больше, чем нужно. Ему врач выписал 3 таблетки в день, вот и все. Причем просчитать количество больных, которым потребуется в этот сезон, допустим, аспирин, всегда можно. Приблизительно известно, что, к примеру, 20% населения в эту зиму обратится за аспирином. Умножьте на количество таблеток, получите цифру, т. е. емкость рынка. Дальше либо вы продаете эту тонну аспирина известной компании и зарабатываете одну сумму, либо российской — и зарабатываете в десять раз меньше, — говорит председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин.

— При стандартной торговой наценке смысл возиться с копеечными препаратами исчезает. Например, йод в торговой обработке требует не меньше операций, чем дорогие лекарственные средства, а доходность его для аптеки ничтожна, — подтверждает советник Ассоциации российских фармацевтических производителей Олег Михайлов.

Кстати, здесь напрашивается еще один вывод: дешевые лекарства невыгодны и самим производителям. Аптеки и оптовики просто не возьмут у них неприбыльный товар.

В некоторых областях, например, Тульской, действует система дифференцированных торговых надбавок. Чем дороже лекарство, тем меньше наценка. Продает аптека лекарство стоимостью до 40 рублей, значит, вправе сделать надбавку в 35%, от 40 до 80 рублей — надбавка 25% и т. д. С дорогостоящих препаратов (от 120 рублей и выше) можно получать прибыль не более 10%. Хотя при продаже очень дорогих лекарств даже с минимальной наценкой прибыль аптеки все равно получается больше, она не столь разительна, как в случае единой надбавки для лекарств из любой ценовой группы. Поэтому аптека старается продать как можно больше ну если не совсем дешевых, то доступных средств.

Крупные аптечные сети, желающие сформировать благоприятный образ заботой о покупателях и тем самым привлечь их, стараются обеспечить в своем ассортименте наличие дешевых лекарств. Но таблетки в аптеке купить — не яблоки на рынке выбрать. На вкус и цвет не попробуешь, по карману не подберешь. Лекарство назначает врач или советует провизор. И, конечно, находятся недобросовестные. Вместо таблеток за 20 рублей выписывают или рекомендуют препарат за 300 и получают комиссионные. Во многих европейских странах, чтобы не допустить сговора врача и провизора (фармкомпании) о продаже дорогостоящих средств, наценки устанавливают в конкретных цифрах. За реализацию любого наименования лекарства аптека получает одну и ту же сумму.

Фармацевтические компании становятся все более навязчивыми. Сегодня это называется «спонсорство». Подарки докторам, финансирование научных симпозиумов (посвященных конкретному препарату), загранкомандировки и т. п. — все это для того, чтобы врачи назначали пациентам все более новые и дорогие лекарства. А на деньги, извлеченные из их карманов, можно будет снова оплачивать приятные мероприятия для врачей.

Игры с государством

В ОТНОШЕНИИ собственного кошелька (читай — бюджета) государство подобного не допускает, когда закупает лекарства для медучреждений и льготников. Во-первых, чтобы включить или исключить какой-то препарат из льготного перечня (он ежегодно утверждается правительством и региональными властями), обязательно взвешивается соотношение его цены и эффективности. Например, анальгин оказался вреден, поэтому выбыл из списка. Во-вторых, на препараты, названные в этом документе, в специальном реестре фиксируются предельные отпускные цены заводов. Минпромнауки обязано каждые полгода анализировать финансово-экономическое положение производителей лекарств из списка. А вдруг кто-то получает сверхприбыли, грабит народ? Значит, нужно сделать перерасчет и перерегистрацию цен. Тем не менее производителю выгодно, чтобы заявленный им препарат попал в перечень. Да, говорит государство, мы ограничим ваши отпускные цены, но зато вы гарантированно реализуете большие объемы продукции. Причем без всяких усилий на завоевание рынка сбыта. Не нужно тратиться на рекламу, доказывать всем, что есть на свете такое магическое средство. Раз государство включило его в свой список, значит, можно и нужно его использовать.

Перечень все время пополняется в основном за счет препаратов зарубежных фармацевтических компаний. С одной стороны, понятно: сегодня большинство эффективных новинок приходит к нам из-за рубежа. С другой стороны, у некоторых специалистов присутствие многих препаратов в перечне вызывает обоснованные сомнения, действительно ли так необходимо было включать их (или до сих пор не исключать). Одна из последних новинок перечня — дорогой противосудорожный препарат «топирамат». При этом в списке остаются лекарства, аналогичные по терапевтическому действию (среди которых и малоэффективный фенобарбитал). В качестве средств лечения печени значатся «экстракт листьев артишока» и «лактулоза» (слабительное). А новый отечественный препарат «фосфоглив», эффективный при любых гепатитах, в список не вошел. В принципе расширять федеральный перечень можно до бесконечности. Местные власти все равно смогут обеспечить льготников лишь тем, на что хватит бюджетных денег. Вряд ли лекарство, по стоимости сравнимое с годовым бюджетом районной больницы, станет широко использоваться в регионах.

Руководитель Департамента здравоохранения Москвы А. П. Сельцовский заверил, что в столице денег на льготное лекарственное обеспечение достаточно. Ни о каких ограничениях речи не идет. А те, кому в льготных лекарствах несправедливо отказывают, могут жаловаться по телефонам горячей линии: 251–83–00, 251–14–55.

Как на Западе

А КАК помогают своим гражданам другие страны? У каждой свои порядки в торговле лекарствами.

— В богатых нефтяных странах — Омане, Саудовской Аравии — все лекарства бесплатны для их граждан, — рассказывает исполнительный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев. — Но лечиться можно только тем, что разрешил эмир. Если кому-то требуется препарат, не входящий в список разрешенных, нужно собрать подписи трех врачей. Они должны подтвердить, что лекарство жизненно необходимо. Тогда оно закупается за счет государства. Собственного производства у них нет. Другой вариант регулирования — западный. Фарминдустрия в Европе очень мощная. И рынок решает все, в том числе устанавливает цены. Но малообеспеченные граждане не брошены на произвол судьбы. Они получают лекарства за счет страховой медицины либо государства. Нам ближе путь стран Латинской Америки, например, Бразилии. Недостатка в собственных производителях там никогда не было, но продукция большинства не соответствовала мировым стандартам. Когда страна вступила в ВТО, многим пришлось уйти с рынка. Осталось порядка 25% заводов, способных выдавать качественный и конкурентоспособный продукт. Да, был провал в течение года-двух. Потом рынок начал расти. В России вот уже несколько лет рынок крутится вокруг цифры 3 млрд. долларов и больше не развивается. Конкуренция идет в основном на уровне цен, но никак не разработки оригинальных препаратов. В Индии фармпромышленность здорово поднялась за счет того, что долгое время нарушала патентные права импортных компаний. Сегодня срок патентной защиты оригинального препарата — 17 лет. Соответственно, в течение этого времени никакая другая компания не имеет права выпускать его. Связано это с тем, что цена вывода препарата на рынок (исследования, разработка, клинические испытания и т. д.) высока, по разным оценкам — от 300 до 800 млн. долларов. Естественно, фирмы желают вернуть эти деньги.

Хотя наценка на оригинальные препараты в рознице составляет порядка 15–20% от их реальной цены, они все равно очень дороги. Многие люди, особенно в бедных странах, не могут получить достойные лекарства и умирают от тяжелых болезней, которые в принципе сегодня уже лечатся. Поэтому потребительские организации выступают за сокращение сроков патентной защиты, чтобы, например, через 7–8 лет после выхода оригинального препарата на рынок другая компания смогла начать производство более дешевого аналога.

Решение есть

РАССЧИТЫВАТЬ на то, что наше государство или частный капитал вложатся в исследования и мы выйдем на мировой уровень, невозможно. Бюджет трех крупнейших мировых фармкомпаний еще несколько лет назад был сопоставим с бюджетом России. Что касается отечественных препаратов, уже давно существующих на рынке, многие по качеству не дотягивают до импортных. Чтобы решить эту проблему, правительство обязало всех производителей к 2005 г. перейти на европейский стандарт качества GMP (Good Manunfacturing Practice). Идея опять же хорошая. Но для потребителей это означает существенное повышение цен на лекарства. Кроме того, поголовное переоборудование приведет к тому, что самый последний пузырек йода будет стоить в 3 раза дороже. При этом качество раствора настойки йода вряд ли улучшится. Такие лекарственные формы вчерашнего дня, наверное, требуют более гибкого подхода.

Отмена НДС на лекарства и введение льготного налогообложения фармпредприятий, за которое выступают некоторые фармацевты и депутаты, проблемы не решит. «Льготы для отдельной отрасли бессмысленны, — считает Дмитрий Янин. — Разумнее было бы дотировать нуждающегося человека, чем какую-то отрасль или аптеку».

Итак, остается два наиболее реальных варианта. Первый — адресная помощь гражданам. Сегодня в некоторых аптеках уже существуют социальные отделы, где цены на лекарства ниже. Такие отделы более эффективны, если местная власть напрямую субсидирует людей. Например, перечисляет деньги на специальную карточку, с которой можно покупать в определенных аптеках либо в обычных, если там нужное лекарство дешевле.

Второй — создание справочных служб для потребителей (во многих субъектах это уже реализуется). Позвонив туда, можно бесплатно получить информацию, где, какой препарат дешевле. Ассортимент огромный, покупатель просто не в состоянии каждый раз проводить собственное маркетинговое исследование. А разница бывает колоссальной: где-то лекарство продают за 300 рублей, а где-то за 500. В Москве, скорее всего, такие справочные службы создать нереально, а вот в средних городах — вполне. Тогда в дешевые аптеки пойдет больше людей, и другие вынуждены будут снизить цены. Кстати, регионы тоже могут собирать данные о ценах на лекарства на соседних территориях и учитывать их при проведении тендеров.

Юлия БОРТА

Фото ИТАР-ТАСС

Производство лекарств нового поколения требует высоких технологий и квалифицированных кадров.,

Партнер рамблера

Ребенка принудили курить, Аденома предстательной железы. лечение, рекомендации и питание, Фрукты от изжоги у беременных, Профилактика остеохондроз, Основные факторы патогенеза сахарного диабета 1 типа, Все для кислотногопедикюра, Тир амблиопия, Камни - болит поясница низ живота тошнит, Рекомендации при повышенном внутричерепном давлении